Перейти…

В мире спорта

vmsport.ru

В мире спорта on YouTubeВ мире спорта on VKontakteRSS Feed

30.05.2020

Игорь Мясищев: «Все кубки должны быть у ЦСКА»


Ради чего он продолжает играть в хоккей? Каково это, будучи капитаном команды, поднять над головой Кубок мира? Об этом и не только рассказал Игорь Мясищев, капитан ХК «Звезда», в своём большом интервью.

Будущий обладатель Кубка Шёлкового пути попал в хоккей благодаря своему брату, который занимался плаванием рядом с ледовым дворцом, в котором Игорь впервые и увидел хоккеистов.

— Не хотелось плавать вместе с братом?
— Может быть, у меня не было никакого интереса к этому виду спорта. Но я обратил своё внимание именно на хоккей. Не знаю, почему так сложилось. Возможно, что я просто не видел плавательных дорожек, но остался под впечатлением от движений хоккеистов, в голове что-то повернулось.

— Получается, что он в жидком состоянии воды тренировался, ты — в газообразном, а с парашютом у вас в семье никто не прыгает?
— Я даже никогда не задумывался об этом (смеётся). Но у меня в семье таких экстремалов нет. Хотя, возможно, что какие-нибудь дальние родственники как раз сейчас прыгают с парашютом.

Фото: Из личного архива Игоря Мясищева

— Почему тебя отдали в школу «Динамо»?
— У меня были товарищи, с которыми мы пришли в хоккей одновременно. Нам родители и предложили попробовать себя в команде «бело-голубых». В три с половиной года я пришёл в «Северную Звезду», где как раз встал на коньки и делал первые шаги, а через три года перешёл в «Динамо». Мы пробовались туда все вместе, но взяли только меня. Не знаю, почему выбор пал не на ЦСКА или «Спартак». Наверное, пошёл за друзьями.

— Ты как раз там виделся с Александром Овечкиным. Как это произошло?
— Да, было дело. Это случилось в конце сезона, когда у нас проходило награждение лучших игроков, победителей регулярного чемпионата. И к нам в течение трёх или даже четырёх лет приезжал Саша Овечкин. Он тогда приехал в первый раз. У меня, когда я его увидел, глаза сразу на лоб полезли. Это же Овечкин! Получилось с ним сфотографироваться.

Фото: Из личного архива Игоря Мясищева

— Это твоё самое яркое воспоминание из хоккейного детства или было ещё что-то?
— Я мало что запомнил из детства, потому что всё моё время было занято хоккеем. С утра встал со спящей головой, оделся, прыгнул в машину и поехал на тренировку. Потом в садик или в школу. Поэтому, наверное, да. Всё же он уже тогда был звездой хоккея, а я смог с ним увидеться. Фотография до сих пор стоит дома в рамочке. Даже где-то автограф его есть на тех самых грамотах.

Но был ещё один момент. Когда мы играли на предсезонном турнире, то нам по его завершению выдавали талончики в Макдоналдс. По ним можно было то ли на 200 рублей поесть, то ли получить какой-то комплекс из Биг Мака, картошки и напитка. Это тогда было очень приятно (смеётся).

— Насколько для тебя было сложно совмещать школу и тренировки?
— Было трудно успевать и там, и там. Взрослые команды рано не тренируются. Они в приоритете, поэтому выбирают для себя оптимальное время, чтобы лёд был днём. А ранние часы достаются маленьким детям. Это в ЛДС есть ещё канадское поле, поэтому можно совмещать сразу несколько площадок. Когда я по школе играл в «Динамо», то нам как раз доставалось время с 6 до 9 утра. Сначала я ехал на хоккей потом сразу в детский сад или школу к 9-10 часам, из-за этого пропускал какие-то занятия. Я, конечно, старался, да и учителя делали поблажки.

Фото: Из личного архива Игоря Мясищева

— Троек много было?
— Ну, да (смеётся). Но я никогда не халтурил, всегда выполнял задания, которые мне давали. Правда, мама иногда и рисунки какие-то за меня делала на ИЗО, бабушка помогала, папа, наверное, тоже подключался иногда.

— Как у тебя сложилось с ЕГЭ?
— Вообще в школе по русскому языку у меня была тройка, которая не дотягивала до четвёрки. За год до экзаменов я стал основательно готовиться. Учительница из моей первой школы занималась со мной постоянно, она меня хорошо подготовила, поэтому ЕГЭ я сдал на твёрдую четвёрку. А биологию с математикой сдал на три.

— И ты решил учиться на тренера.
— Да, я заранее знал, что пойду в РГУФК. Всё получилось. После ЕГЭ меня уже в самом университете ждала сдача нормативов. Но я перед этим на сборах получил травму, поэтому было трудно бегать. Я сдал всё, а на беге меня попросили уже хоть как-нибудь сдать, чтобы они могли галочку себе поставить. В итоге я поступил.

— Смог ли ты почувствовать дух студенчества?
— У меня куратором был мужчина в возрасте, достаточно жёсткий. Он следил за нами, особенно за спортсменами, держал нас в ежовых рукавицах. С остальными предметами мы могли делать, что угодно. А у него все строго по вопросам и билетам отвечали. Я ходил на многие лекции. Конечно, посещать не всегда получалось. Экзамены сдал на «отлично», диплом написал, меня похвалили и сказали «гуляй».

— После какого момента ты понял, что обратного пути нет, и хоккей – это главное дело твоей жизни?
— Когда начал взрослеть, закончилась школа, а впереди был институт. Хотя, осознавать начал даже раньше, лет в 15. Если задал планку, то её нельзя понижать, нужно для этого тренироваться больше и больше. Иногда далёкие мысли проскакивали: «А если не получится с хоккеем, то куда я?». Тогда бы я служил Родине. Наверное, поэтому, и играю в «армейском» клубе (улыбается).

— А как тебе далось решение о переходе в ЦСКА?
— Это получилось спонтанно. Когда я играл в «Динамо», то мне давали не очень много игрового времени. У тренера были на это свои причины – ему всё же виднее. Ринат Равильевич Хасанов тогда тренировал меня, а сейчас – детскую школу ЦСКА. Спасибо ему, что иногда я не попадал в состав, и это заставило задуматься о том, что мне стоит поискать себя в другой команде. Решил перейти в ЦСКА, где для меня всё сложилось наилучшим образом. Да, я начинал с третьего звена, но с каждым годом поднимался выше, работал над своим мастерством. И вот я здесь. Детскую школу, где моим тренером был Назаров Дмитрий Викторович, закончил неплохо, попал в МХЛ, травмировался, но быстро восстановился.

— Твоя фамилия фигурировала на Драфте КХЛ 2014 года.
— В Санкт-Петербург я не ездил, меня никто не приглашал, никаких разговоров об этом не было. Я даже не знал о том, что меня кто-то будет выбирать. Хотела задрафтовать «Северсталь», но ЦСКА защитил. Я не ожидал такого, хотя было очень приятно.

— А как ты тогда узнал вообще про это?
— На сайте МХЛ. Посмотрел таблицу и увидел свою фамилию по 111-м номером.

— Помнишь свою первую игру в МХЛ за «Красную Армию»? 8:0 против «Амурских Тигров».
— Да, я тогда заработал своё первое очко за передачу. Не знаю, как так получилось. Я просто накинул от синей линии. Мне подняли шайбу, я вытянул её в центр, набросил, а кто-то из ребят успешно подставил клюшку.

— А первый гол?
— Да, мы играли с «Алмазом» в Череповце. Шайба тогда отскочила удачно для меня, но не для вратаря. Я размахнулся, что есть мочи, шлёпнул по шайбе, а она полетела «бабочкой» точно в ворота. Думал, что сейчас как пулю её запущу, но бросок чуть-чуть не получился. Ну, а гол всё равно есть.

— Хранишь где-нибудь эту шайбу?
— Конечно, она лежит дома в шкафчике.

View this post on Instagram

@elenarusko спасибо))

A post shared by Myasishchev 36 (@igoryan36) on

— В свой первый сезон тебе удалось сыграть в четвертьфинале Кубка Харламова. Насколько вообще помнишь тот плей-офф?
— Для меня это были новые ощущения. Было очень обидно, что так всё сложилось. Мы играли, играли и проиграли. Но Михаил Александрович Васильев дал нам понять, что таких игр на вылет у нас будет ещё много, что не стоит вешать нос, обижаться на кого-то. Уже ничего не сделаешь, а к следующему сезону нужно начать готовиться заранее. Нужно уже думать о своей игре в следующем году, думать о хоккее, как и где будет продолжаться твоя карьера.

— Уже на следующий сезон тебя подняли в ВХЛ.
— Это было очень неожиданно, так как я был ещё достаточно молодым игроком. Но всё сложилось удачно. И я нахожусь в команде с момента её основания. Это потрясающее ощущение – осознавать, что ты стоял у истоков создания команды и сейчас продолжаешь в ней карьеру.

— Насколько вообще удалось привыкнуть к Чехову?
— Мы целый год жили в гостинице, стены уже давили. Сидишь в одном номере. Сходить даже особо некуда было: напротив гостиницы стоит Макдоналдс, прошёл по главной улице до торгового центра, в котором кинотеатр есть. Но мы же постоянно ездим на выезды, смотрим новые города и страны.

Фото: ХК «Звезда»

— И какой выезд был самым запоминающимся?
— Наверное, больше всего мне запомнился выезд с первой командой в Ханты-Мансийск. Мы прилетели туда, а температура на улице была около минус тридцати. Это меня тогда сильно удивило. Да, в Москве один день могла такая температура продержаться, но не больше, а там она постоянная. Выходишь на улицу, дышать тяжело, сразу хочется посильнее во что-нибудь укутаться.

— Если возвращаться к МХЛ, то впереди у тебя был второй плей-офф за «Красную Армию».
— Нас спустили для игры в плей-офф, так как в ВХЛ мы тогда в него не вышли. И молодых ребят вернули в МХЛ. Хочу сказать, что в такие моменты нельзя ни в коем случае думать, что раз уж ты играешь на более взрослом уровне, то в «молодёжке» легко будет. Кто с такими мыслями выходит на игры, тот может так в итоге сильно по носу получить, что потом в себя не придёт. Сильно в лигах хоккей не отличается, ты эту разницу видишь только в мелочах. Иногда отдаёшь передачу, а шайба у игрока соскочила или под клюшкой прошла, но такое и в КХЛ бывает, и в НХЛ. Иногда неопытность ребят из «молодёжки» кроется в таких мелочах. Но ребята бьются, играют «в тело», все команды борются до конца в независимости от клуба.

— Почему и в этот раз не получилось?
— Не могу сказать, что произошло с командой, но отвечу за себя. Мне играть на стадионе «Локомотива» достаточно трудно, потому что у них потолок арены очень тёмный, и было ощущение, что он давит на тебя, но это только мои ощущения. «Локо» очень сильная команда, с хорошей детской школой, поэтому их победа была абсолютно заслуженной.

— Понимал ли, что будет шанс побороться в плей-офф и в следующем году?
— Да, я проходил по возрасту, поэтому знал, что в любой момент окажусь в «молодёжке».

— И вот 22 апреля 2017 года…
— У-ух, что же тогда произошло (улыбается)?

— Ты был одним из участников по сути победного гола в ворота «Реактора». Сразу ли поверил в то, что Кубок ваш?
— У нас собрался достаточно сильный коллектив. Осознание пришло вместе с сиреной. Потому что нельзя расслабляться до конца матча и как-то заглядывать вперёд. Счёт был «скользкий», поэтому ни в коем случае мы не думали о победе. Бывает, что команда выигрывает с хорошим счётом, заканчивает второй период с большим отрывом, а на третий период выходит «доиграть», а их за этот период обыгрывают. Потом приезжают на выезд, а их и там обыгрывают. И тогда боевой настрой исчезает, уходит ощущение игры. А мы не расслабились, вышли и с ещё большим усилием стали играть.

View this post on Instagram

☝🏿☝🏿

A post shared by Myasishchev 36 (@igoryan36) on

— Насколько ты вообще ностальгируешь по тому времени, когда играл вместе с Андреем Кузьменко, Никитой Макеевым, Семёном Кошелевым?
— Ностальгировать нет смысла. Мы играем там, где дают возможность. Все растём и развиваемся, хорошо, что у ребят получилось закрепиться в КХЛ. Кузьменко тогда уже выступал за первую команду, Даня Квартальнов тоже сейчас пробился. Я рад за ребят, и у меня всё получится, только нужно в пять раз сильнее работать и не опускать руки.

— Стали ли вы тогда настоящей семьёй на пути к заветному трофею?
— Понимание того, что сложился отличный коллектив, было ещё в регулярном чемпионате. Мы, конечно, присоединились позже. А когда все собрались, то понимали, что сидим в одной лодке, что пути назад нет, так как «Звезда» и ЦСКА уже завершили сезон. Первый матч в Санкт-Петербурге мы тогда проиграли «Динамо», но со второй игры мы уже боролись единой командой. Именно эта серия нас и сплотила.

Фото: ХК «Красная Армия»

— Впереди был Кубок мира. Очередной триумф. Что ты помнишь из того турнира? Тогда ты впервые примерил капитанскую нашивку.
— Для меня тогда роль капитана была чем-то новым. А быть капитаном команды, которая пришла к победе – это вообще незабываемые впечатления. Я тогда очень радовался, тому как всё сложилось. Я, как капитан, выполнял все тренерские установки и должен был подавать пример молодым ребятам, чтобы они видели мои старания и равнялись на меня.

— В следующем году вы вылетели сразу же в первом раунде. Было ли это каким-то ударом? Ведь это был твой последний год в «молодёжке».
— Не могу описать своё состояние в тот момент. Было ощущение, что в первом же матче плей-офф меня покинули силы. Их просто не было. Как будто чары какие-то. Хотя настрой был боевой.

— Если говорить о статистике. 6 голов и 22 передачи в МХЛ. Почему ты так любишь раздавать передачи?
— Передачи же как записываются? Удачно кто-то из нападающих добил, а тебе передачу отметили. Возможно, что у меня много бросков. Хотя мне говорят, что я не так уж и много бросаю. А если бы я ещё больше бросал? То даже страшно подумать, сколько бы передач у меня было (смеётся).

— В чём изменилась «Звезда» за все эти сезоны? В этом году она показала лучший результат в регулярном чемпионат за всю свою историю.
— Когда команда только создавалась, то было очень много новых игроков, если не считать ребят из «Красной Армии». С того момента прошло практически 5 лет и образовался основной костяк. А другие игроки входят уже в этот единый кулачок. И сейчас все играют и борются. А у ЦСКА всегда одна задача – кубок. И не важно, какой: КХЛ, ВХЛ, МХЛ, Кубок Мира и тому подобное. Все кубки должны быть у ЦСКА (смеётся)! Потому что у этого клуба невероятная история. В ЛДС ЦСКА на каждой стене висят фотографии великих людей, которые сделали всё для легендарности этой системы.

Фото: ХК «Звезда»

— По ходу сезона «Звезду» покинули Ваня Силаев и Никита Коростелёв, которые были лидерами команды. Это как-то повлияло на команду? Не было ли ощущения, что кого-то теперь не хватает?
— Может быть, как-нибудь кто-нибудь где-нибудь под покровом ночи кто-то и думал, что после ухода ребят что-то сильно изменится, но мы же выиграли буквально следующий же матч, и все негативные мысли пропали.

— Ты провёл 6 игр в КХЛ. Обычно игроки о своём первом матче говорят, что не совсем понимали, что происходит вокруг. Как это произошло у тебя?
— У меня было чёткое понимание того, что я делаю. Я попал в хороший коллектив. Мне сразу сказали, что никаких поблажек не будет, что необходимо работать, как и в других лигах, не нужно смотреть на других – выполняй своё задание. Я вышел на матч с «Нефтехимиком». Конечно, у меня были ошибки, но сыграл я хорошо. За одну игру невозможно перестроиться.

Фото: ПХК ЦСКА

— Стоит обсудить и твой номер. «36». Ты говорил, что взял его из-за Якова Рылова.
— Да, у меня даже есть фотография с ним. Когда-то однажды подумал о том, что могу выйти с ним на один лёд. И это очень греет мне душу. Я всё детство равнялся на него, поэтому и номер его взял. И хорошо, что всю карьеру я прошёл с этим номером – он меня охраняет и оберегает.

— Но ты также говорил, что твой любимый хоккеист – это Александр Радулов.
— Когда Радулов играл в ЦСКА, да и сейчас в НХЛ, то он на месте не сидит. Если ему дали угол, то он не согласится с этим – будет вылезать из-под защитника, бросать, бить, потому что он играет активно. Да, где-то есть и агрессия, но она тоже нужна, если направлять её в нужное русло. Этим он мне и нравится. Ему не нужно ничего говорить – он всё знает сам.

— А насколько тебя сложно вывести из себя в жизни и на льду?
— В быту меня сложно разозлить. Бывает иногда, но в обычной жизни очень редко. Всё, что у меня есть на льду – это адреналин и мастерство. Я очень сильно не люблю, когда во время матча кто-то как-то затрагивает твоих родных. Со мной такого не было, но это пик того, что может случиться. Человек не имеет права оскорблять твоих родственников. Да, он может оскорбить тебя, но касаться семьи – это неприемлемо для спорта.

Фото: ХК «Звезда»

— Какая у тебя самая глобальная мечта? Ради чего ты продолжаешь играть?
— Ради побед. Побеждать всегда очень интересно. Особенно выигрывать кубки. Три у меня уже есть, но я очень надеюсь на то, что их будет гораздо больше.

— Часто ли тебя зовут «Гариком» и как ты к этому относишься?
— «Гариком» меня называют практически всегда. Я нормально к этому отношусь. Именно «Гариком» зовут в раздевалке, а в семье – «Гаря».

— У тебя же когда-то была собака?
— Да, у нас раньше был пудель. Её официальное имя – Береника Бон Флаер. Но мы коротко звали её «Ника». Это была безумно добрая и ласковая собака. Сейчас у нас есть прекрасная кошечка-старушка. Ей около 16 лет, но выглядит она прекрасно (смеётся).

— Ты в разных интервью говорил, что любишь читать. Какое из произведений тебе понравилось больше всего?
— Я много читаю именно разной информации: какие-то новости, что-то о хоккее. Книги читаю не так часто. А любимая книга – «Марсианин» Энди Вейра. Мне понравилось читать про то, как он там выживал, как он искал связь, отсылал сообщения на планету, как картошку выращивал, находясь в космическом жилом модуле. Ещё читал «Капитанскую дочку», но она меня не особо впечатлила.

— Также ты много путешествуешь по миру, расскажи о своей самой запоминающейся поездке.
— Больше всего мне понравилось в Крыму. Там очень красивая природа, едешь на машине мимо полей, а на другой стороне уже горы. Мы были в Партените, на Казантипе, в Алуште. Я люблю путешествовать на автомобиле, потому что ни от кого не зависишь, заезжаешь туда, куда тебе хочется. Кто-то скажет, что это дорого, но это не так. Ещё хочу поехать в Европу тоже на машине. И обязательно попасть на Кавказ, чтобы посмотреть на прекрасные горы.

Текст: Анна Лобова

Фото: ХК «Звезда», ХК «Красная Армия», ПХК ЦСКА, личный архив Игоря Мясищева

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше историй из Хоккей

About Анна Лобова,