Перейти…

В мире спорта

vmsport.ru

В мире спорта on VKontakteRSS Feed

16.10.2019

Небо. Самолёты. Футбол. Часть вторая.


Международный авиационно-космический салон МАКС-2019 — это не только небо и самолёты, но и огромное количество зрителей, которые приезжают в Жуковский уже много лет, чтобы насладиться невероятными фигурами высшего пилотажа, которые демонстрируют лётчики-асы из разных стран мира. Мне довелось пообщаться с очень интересными людьми, для которых поездка на авиасалон МАКС стала уже традицией. Кто-то приобщился к этому событию уже в сознательном возрасте, а кто-то с самого детства, благодаря своим родителям. Кирилл Панфилов, который приехал сюда в 12-й раз, как раз из их числа.

Фото из личного архива Кирилла Панфилова

История вторая. «Хочется в небо, хочется за штурвал, и самому летать там».

Кирилла Панфилова я искала очень долго. То не работал интернет: было ощущение, что его слегка глушат на поле; то телефонная связь позволяла сказать пару слов – и слетала. Учитывая тот факт, что я знала, что Кирилл ждет меня у самой сетки, отделяющей зрителей от взлетной полосы, пока я шла к нему, нашим телефонным разговорам существенно мешал шум двигателей и крики комментатора (чуть было не сказала матча). Нет, авиашоу.  Но, тем не менее, нам все-таки удалось найти друг друга. После чего решили мы отойти подальше от взлётной полосы и оказались поблизости от фудкорта с умопомрачительными запахами шашлыка, кукурузы и соблазнительными призывами купить холодное пиво.

Фото: Артур Стабулниекс

Кирилл Александрович сходу признался, что ему полных 26 лет, инженер-геодезист, окончил МГСУ (строительный) и прошел повышение квалификации в МИИГАиКе, не женат, на МАКС впервые попал в пятилетнем возрасте вместе с родителями, а потому воспоминания от первого авиашоу у него, присущие именно тому возрасту.

Фото из личного архива Кирилла Панфилова

— Помню как катались на воздушных шарах, когда они ещё были здесь, когда можно было на них кататься. Катались на пони. Народу было не так много как сейчас.

Был момент, когда мы с папой стояли в очереди за хот-догом. Оказались в ней примерно 50-ми. А я маленький, пошел к её началу и заказал себе два хот-дога. Мне их приготовили и спросили денюжку. После чего я кричал на всю площадку: «Пап, давай деньги, я все купил!» («Прямо как Гинер», – шучу я, а Кирилл понимающе смеется в ответ). Папе было очень неловко, а мне норм!

«Глаза закрываю – передо мной выход из самолета, и я лечу»

Отец Кирилла – пилот гражданской авиации, летает с 92-го года. Сейчас он командир воздушного судна. В данный момент он в полете, поэтому не смог приехать на МАКС.

— Почему не пошел по его стопам?

— Родители разошлись, я остался с мамой и как-то отошел от этого. Но у меня в планах есть такое: лет через семь пройти обучение на пилота как  любителя на легкомоторную технику.  Я планирую полетать на Л-39, на котором сейчас «Русь» летала. Но пока что полчаса полёта – дороговато.

— Это из-за папы или всё-таки твоё желание?

— Моё. Я люблю небо, люблю летать. Сажусь у иллюминатора, смотрю, как крыло шатается. Все вокруг боятся, а я нет. Хочу получить удостоверение, чтобы можно было приезжать на аэродром, оплачивать там аренду и летать для себя.

Я прыгал с парашютом два раза с инструктором. Буду ещё прыгать. Пойду в парашютную школу в следующем году.

Прыгал с 4000 метров. Это лучше, чем с 800 метров, с которой ты прыгаешь один с круглым куполом. Тогда полёт не очень контролируемый, точнее вообще не контролируемый. Ты как бревно спускаешься с неба.

В этой ситуации скорость падения одинаковая, и ты никак не можешь её подрегулировать, чтобы снизить. Там многие ноги ломают.  И у этих парашютов может не раскрыться купол. Или когда ты выходишь, там парашют цепляется и раскрывается, и при этом может запутаться.

С инструктором же и высота больше, и летишь ты целую минуту в свободном падении.  Через облака. И тебе дают возможность поуправлять парашютом.

Первый раз вообще не страшно было. Хотя я даже выходил из самолёта с закрытыми глазами. Это уже когда я приехал домой и лёг спать, глаза закрываю и вроде засыпаю, а  у меня перед глазами выход из самолета и то, как я лечу. Я тогда дня три не мог уснуть так же быстро, как обычно.

Второй же раз было страшнее, потому что я знал, что меня ждёт. Но зато я выходил уже с открытыми глазами, чтобы запечатлеть всё в своей памяти. Тоже шикарно было. Еще хотел поехать в Иваново прыгать с вертолёта. С высоты 4000 метров.

— В космос хочешь?

— Нет. Ну, вот Гагарин слетал, ему хорошо, а я не хочу (улыбается).  Почаще бы туда. Просто в небо. Но с силой притяжения.

— Что тебе ближе: военная или гражданская авиация?

— Военная. Любимый самолёт – МиГ -29. Любовь к «Стрижам», к пилотажной группе. Нравится, как они летают, их раскраска, фигуры, которые они показывают.

Выступления пилотажных групп Латвии, наши «Русские Витязи», «Стрижи». А вот «Соколы России» мне почему-то не очень заходят. Нет симпатии.  У меня любовь с детства была к «Стрижам» и «Витязям».  Просто они раньше начали выступать.

Когда-то здесь выступал БЕ-200, сбрасывал воду, подкрашенную в цвета флага. Раньше еще «Боинги» летали, но сейчас их уже нет.

Фото: Татьяна Жаркова

Но тут Кирилл как раз ошибся, и я стала его переубеждать, поскольку видела амфибию в программе. Мы сразу же залезли на сайт МАКСа и нашли в расписании амфибию – её полет должен был состояться через 40 минут.  К слову сказать, сайт авиасалона сделан отлично! Все понятно, четко, а, главное, лётная программа расписана по минутам – очень удобно!

И есть описание всех предоставленных в летной программе машин.

Официальный сайт авиашоу довольно понятно объясняет о всех пилотажных группах,  обо всех, кто здесь выступает. Я думаю, девушкам полезно это почитать, парни же сообразят сразу на месте».

— Ты приехал с девушкой. Сам затащил её сюда или это её собственное желание?

— Да (очень утвердительно). Я. Это моё желание (смеется). Ей пока всё нравится

Она первый раз здесь. Снимает на видео, фотографирует. Она скромный человек. Всё видно по её эмоциям. Особенно, когда улыбается. 

— Вернёшься сюда через два года?

— Да, конечно, а потом детей своих сюда привезу, когда будут (смеется). С маленьким ребенком, наверно, будет тяжеловато. А вот пятилетнего, когда ребенок осознанно себя ведёт, вполне можно брать с собой.

И ещё, если у тебя есть деньги, можно купить атрибутику с символами МАКСа.  Но вообще, тут очень завышенные цены.

— Как, по твоему, здесь эволюция или революция в организации?

— Революция в следующем: меры безопасности стали усиливаться, появились пункты досмотра на станциях Отдых и 43 км, которые тормозят пропускную способность. Я бесстрашный, и для меня в первую очередь важно удобство, а потом – безопасность.

На первом салоне было много иностранных пилотажных групп: французы, итальянцы. Хотя лучше остальных летали наши пилоты.  Запомнилось, что иностранцы пускали разноцветные дымы в цвет своих флагов – это было красиво на фоне неба, а у наших были обычные — белые. Экспозиция, можно сказать, оставалась той же, что и десять и пятнадцать лет назад. Менялись только павильоны.

Раньше были открыты ТУ-134 и всех туда пускали. Заходишь в кабину, в салон самолета. А сейчас никуда не пускают. Только ВИПам можно.

Вообще, если ты хочешь обойти весь МАКС, то одного дня здесь очень мало. Либо смотришь павильоны и экспозицию, либо на небо. Надо выбирать что-то одно.

— Есть какой-то чёткий, излюбленный маршрут?

— Есть. Проход по экспозиции, затем по истребителям, следом бомбардировщик ТУ-160 – на него постоянно хочется посмотреть. (Об этом Кирилл говорил с улыбкой, , как будто о девушке). Ну а потом медленно дотопать до поля, чтобы занять лучшее место.

-Какие чувства тебя посещают, когда смотришь на шоу?

— Хочется в небо, за штурвал и самому летать там.

— Чувствуешь самолет, когда он взлетает, летит?

— Да.. когда он включает форсаж – тот всё в груди дрожит. Только ради этого стоит сюда ехать. Ради этих звуков (как раз в этот момент над полем проносится СУ-35, наполняя пространство тем самым неповторимым звуком, ради которого реально стоит приехать на авиасалон).

— Что менялось с годами из МАКСа в МАКС?

— Ну, если в пять лет я бежал сначала за хот-догами, а уже потом к самолетам, то сейчас я сперва бегу к самолетам.

Тогда меня в большей степени интересовала выставочная экспозиция, сувениры, маленькие самолетики, игрушки. В средние годы я все эти павильоны проходил, думал, что дальше есть ещё что-то интересное, но ничего интересного там в итоге не было. Сейчас, в осознанном возрасте, я понимаю, что там смотреть особо нечего, если оно вам не нужно по роду деятельности. Ну, что смотреть на эти скучные двигатели?! Лучше видеть, их в деле, а не в макетах. Соответственно, теперь я иду сразу же занимать место на поле.

После слова поля в моей голове возникла картинка совсем другого газона и вопросы потекли сами собой.  Наш разговор зашёл о футбол и о ЦСКА.

Сначала стало интересно, почему армейцы. Правда, ответ был весьма распространенный – так получилось. И тут меня огорошили сногсшибательным фактом: 

Фото: Артур Стабулниекс

— Мой папа возил команду ЦСКА в «Ливерпуль» на Лигу Чемпионов, где мы тогда благополучно проиграли. Туда и обратно возил. Привез автографы Акинфеева, Чиди Одиа и братьев Березуцких. У меня даже на билете «Ливерпуль» – ЦСКА  написано: «Кириллу от Игоря» и подпись – 35.  И хотя папа у меня за «Спартак» болеет, но он знал, что я за ЦСКА, и взял автографы.

— Как ты думаешь, есть шансы у ЦСКА попасть в Лигу Чемпионов по результатам этого сезона?

— Неа(сказал, как отрезал). В том году кое-как что-то наскребли. Никаких покупок, Гинер зажал денег. Вагнера бы вернуть.

— А ничего, что он староват?

— Ну да, староват, такой, пузатенький бегает. Карвальо бы ещё. Вот тех бы их, когда они брали Кубок УЕФА.

— Кого выделяешь из нынешней команды?

— Чалова, Кучаева. А вот Кирилл Набабкин только моё имя позорит. Что-то он вообще какое-то дерево. Щенников сдулся, раньше хорошо играл.

— Почему Кучаев?

— Ну, молодежь. Перспективная. И ещё бы я на выезд съездил куда-нибудь заграницу на Еврокубки,  чтобы наших поддержать и мир посмотреть(улыбается).

Фото: Татьяна Жаркова

Вот и я о том же: наших всегда нужно поддерживать. Кем бы они ни были, они наши. Футболистов — громкими криками, а пилотов – громкими аплодисментами, поднятыми вверх руками и нашими улыбками.

Им же сверху видно всё. Ты так и знай!

Текст: Татьяна Жаркова.

Фото: Татьяна Жаркова, Артур Стабулниекс и фотографии из личного архива Кирилла Панфилова.

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше историй из Авиаспорт

About Олег Бухарев,